20:41 

~Mysterical~
Мое небо обрушивается на мою же землю со скоростью сто двадцать катастроф в секунду...

Амано Мидори. Записки к вечности.



Время убегает скозь пальцы и я ничего не успеваю. Кажется, будто в сутках резко сократили количество часов и теперь я пытаюсь уложить все то, что требуется в эти жалкие остатки. Если бы я могла променять несколько часов сна на бодрствование я бы сделала это без сомнения. Но мои сны. Их слишком сложно променять. Я и так уделяю этому крайне мало внимания. И, если быть честной, с ученичеством у госпожи Бенуа у меня пропал столь явный интерес к этой части - все стало понятнее, а от того менее таинственно. Словно пропал некий сакральный смысл. А может, я просто сильно устала.
* * *
В университете нас решили озадачить целой кипой разного рода исследований, начиная от античного искусства греции и заканчивая современными веяниями уличного стрит-арта Америки. Когда и как это успевать - я не имею не малейшего понятия, хотя это все звучит крайне интересно. Если бы у меня была возможность, я бы не отказалась посетить все известные музеи мира а уже после писать подобного рода работы. Но в моем распоряжении есть лишь всемирная паутина и ближайшая библиотека. Ну, может быть еще центральная библиотека в Токио, хотя мне кажется, что к ней буду обращаться в последнюю очередь. Тем более, у меня, кажется, истек срок читательского билета.
Помимо всего прочего скоро планируется поездка в соседню префектуру с концертной программой. Я не знаю, как мне исполнять все эти песни. Мне кажется, что в связи с последними событиями они даются мне намного сложнее. И голос срывается, в результате я не попадаю в ноты и выгляжу просто полной идиоткой. Как этого не замечают окружающие я до сих пор не понимаю. Хотя, мне порой кажется, что некоторым достаточно просто слышать звук моего голоса, чтобы быть счастливыми. Если быть честной, меня это несколько пугает, но я ничего не могу с этим поделать. Ах да, времени на то, чтобы репетировать не остается абсолютно никакого.
Госпожа Бенуа в свою очередь будто измывается надо мной. Нет, я безмерно восхищена этой женщиной и хочу в какой-то мере быть похожей на нее. Но у меня не хватит стойкости характера, чтобы обрести хоть малую толику сходства. Ее способы преподавания порой шокируют меня, хотя, я бы не сказала, что они не имеют действия. Но мне кажется, что еще немного и меня все это сломает. Я абсолютно не понимаю Книгу Перемен, хотя ее символика очень многое должна значить для меня. Символим - это вообще должно быть основой моей сущности, а я проваливаюсь на простейших вопросах. Эти гексаграммы пугают меня и я постоянно путаю какая из них какая. Словно это неподвластно моему разуму. Мне стыдно. И обидно. Порой мне кажется, что я вообще не расположена к подобного рода обучению и вскоре буду вынуждена покинуть этот дом с позором.

* * *

Мой брат в больнице. Мой. Брат. В больнице. С этого, пожалуй, стоило бы начать. На фоне этого остальные проблемы меркнут, но я стараюсь не зацикливаться на данном вопросе. Матушка сказала, что ничего страшного с ним не случилось, он отделался легким сотрясением мозга а также открытым переломом голени. Действительно, ничего такого, что могло бы реально угрожать жизни, но тем не менее и ничего такого, о чем можно было бы не беспокоиться. Меня удивляет то, с какой холодностью отец отнесся ко всей этой ситуации. Он говорил так, будто Микио никогда не был его сыном и нам он абсолютно чужой человек. Особенно тогда, когда я сказала, что хочу поехать к нему. В первый раз моей отец выяил столь агрессивную позицию касательно этого вопроса, и в его отказе было что-то такое столь болезненное, что я почувствовала себя полным ничтожеством. А потом еще два часа плакала в саду на заднем дворе. Хотя, я очень не люблю это место, но в этот раз мне казалось, что оно единственное, куда я могу прийти.
Я очень соскучилась по Кимико. Я так хочу ее увидеть и обнять. Коснуться ее волос. Но ее давно уже нет в моей жизни, и она даже не приходит в мои сны. Сколько бы я не пыталась найти ее. Наверное, сны недоступны людям, которые умер ушли из нашей жизни.
И Микио больше нет рядом. Что мне делать? Мне одиноко. И страшно.

* * *

В моем пруду почти не осталось уток. Они уже не подходят так близко, когда я кормплю их. В моем саду больше нет солнца, небо там постоянно затянуто тучами и мне даже не хочется приходить туда. Мне кажется, что скоро я совсем потеряю этот сад, порой он сыпется осколками и я не могу собрать их в единую картину. Я боюсь, что в один прекрасный момент я не смогу прийти туда. Потому что его просто не станет.

Мой муж в больнице. Нет не так. Мой муж в психиатрической лечебнице. Просто ничто не предвещало беды. Меня так напугала эта ситуация, я не знала что делать. Сначала, когда он повел себя совершенно странно.... я не привыкла видеть его таким эмоциональным. Хотя я понимаю, что он очень расстроился. И, может быть, даже был в шоке. Но он правда напугал меня, я не знала, что могу для него сделать. Мне хотелось его как-то успокоить, сказать, что все будет хорошо. Не знаю. На тот момент мне казалось, что он стал мне гораздо ближе чем этот малознакомый юноша, с которым мы перекидываемся парой-тройкой вежливых фраз в день. Быть может, это только мои фантазии, но тогда мне показалось, что мы все таки смогли переступить эту грань вежливой недоступности друг к другу и начать хоть как-то нормально общаться. А потом он уснул. Да, это бывает, когда засыпаешь на фоне опустошенности эмоций, но он уснул как-то по другому...
Спустя два дня его увезли на скорой. Я чуть с ума не сошла за эти два дня. А ведь еще нужно было ходить на учебу. Однокурсницы все спрашивают, почему я такая расстроенная. А я лишь в ответ пожимаю плечами: что я им могу рассказать? То, что у меня чуть не погиб брат, который в прошлом году ушел из дома? Или то, что мой муж оказался в психушке. Я говорю, что я просто устала, а они смотрят на меня как-то косо и постоянно спрашивают о замужестве. Такое ощущение, что эта тема стала для них центральной в нашем общении. Меня это даже раздражает. Особенно постоянные подколки Минамото, которая почему-то спрашивает о том, почему она ни разу не видела меня рядом с мужем. И я даже устала объяснять ей, что он работает. Правда, порой я вообще не знаю о чем говорить с ними, когда меня начинают расспрашивать о Гинносуке. Я не знаю о нем абсолютно ничего, а девочкам только дай повод для сплетен. Вот и мое замужество стало очередным поводом для сплетен. И даже довод о том, что все это лишь формальность их не успокаивает. Как же я устала от этих распросов! А что будет, если они узнают про больницу? Они же будут смеяться надо мной, а после и вообще расскажут всем окружающим! И тогда больше никто не придет на мои концерты.... Я правда устала и правда не знаю, что на все это отвечать. Но и избегать постоянно я тоже их не могу.
Еще эти странные сны. В том сне, где ко мне пришел мой муж... я не знаю, был ли это Гинносуке на самом деле. Обычно он не позволяет себе таких вольностей в наших отношениях. И уж тем более не смеется надо мной, хотя его слова о том, что я ставлю над ним эксперименты до сих пор не выходят из моей головы: я до сих пор не могу понять этой его реакции, а как объяснить ему о том, что все это просто совпадение е я не знаю. Да и не стоит, наверное, уже поднимать эти темы. Так вот, о снах: в том моем сне он снова меня напугал. Похоже, это вообще становится уже дурной закономерностью. Правда, он еще многое мне рассказал, но я не знаю, насколько все это правдиво по всей своей сути. А еще, я уже запуталась во всех этих снах и реальностях: даже мой волчок меня уже подводит. Говорит так, будто все это происходит на самом деле, а потом я открываю глаза и вижу время на часах. А может быть, все это и правда один дурной сон?
Тем не менее, рассказ Гинносуке тоже стал навязчивой мыслью. Меня несколько удручает тот факт, что у него есть этот странный друг. Ал? Он его так называет? Насколько близкими должны быть их отношения, чтобы позволить себе подобные вольности? Нет, я конечно никогда не думала, что он на самом деле меня когда-нибудь будет любить. Я даже не знаю, смогу ли я дать ему что-то в ответ в таком случае, но мне хотелось бы, чтобы наши отношения были не только формальностью. А на деле все получается даже намного хуже. Это расстраивает меня. Хотя, это ведь был мой выбор: выйти замуж по рассчету. С другой стороны, это был один из самы выгодных для меня вариантов. Он хотя бы не похож на всех этих сорокалетних дядечек, которые только и могут, что самодовольно рассказывать о собственном бизнесе и кидать похабные взгляды на меня. В такие моменты я не знала куда деваться...
И еще, этот номер, на который я звонила... Он правда остался в записной книжке моего телефона, и теперь я уже правда начинаю сомневаться, что же на самом деле происходит. Я хотела поговорить об этом с Гинносуке, но вся моя затея с треском провалилась.
Мне страшно. Я не могу спать по ночам. Я закрываю глаза и падаю в какую-то темную, вязкую бездну. Она словно утягивает в себя все глубже и глубже, но при этом я не чувствую этого давления. Уже вторая ночь, как я ночую в этой комнате совсем одна. Уже вторую ночь я не могу спать. Мне хочется забиться в угол и обнять собственные колени, чтобы не видеть ничего вокруг. А еще, я не могу оставаться с незащищенной спиной. И я правда забиваюсь в угол, потому, что только там позади нет этой пугающей пустоты.
Сегодня днем, после учебы, я выделила пару часов на то, чтобы забежать в клинику к собственному мужу. Милая девушка, которая являлась медсестрой вежливо сообщила, что он на прогулке и даже вызвалась отвести меня к нему. У этой больницы довольно странный парк для прогулок, хотя мне он очень понравился, если бы еще не этот ветер: он постоянно продувал мою тонкую кофточку и я очень замерзла. Хотя, стралась не обращать на это никакого внимания. Спустя минут пять плутания по этим дорожкам мы нашли моего дорогого мужа у небольшого озера и девушка, которая меня проважала поспешила откланяться и оставила нас одних. Я не знала что говорить, а его поведение раздражало меня настолько, что я не понимала куда деваться от этого. Он снова вел себя так, будто ничего не произошло. А я... Я опять была слишком эмоциональна. Наверное, мне стоило задавать свои вопросы в более мягкой форме, но все это слишком сильно меня волнует, чтобы подбирать верные слова. Мне кажется, что мы вообще не можем говорить нормально ни о чем, кроме чая. Да и то, тогда больше говорит он, а я лишь восторженно слушаю. Нет, мне правда нравятся эти наши беседы. Они хотя бы не столь рушат и так тонкую грань наших совершенно непонятных отношений.
Да, наверное я все же была слишком резка. Не стоило начинать со столь дурацких вопросов, с намеком на претензию: " Как часто ты бываешь в подобных заведениях? Это что, обычное дело? Почему ты не сказал мне об этом?". Может быть, он и вправду не виноват во всем этом? И вообще, я могла потрудиться и сначала узнать диагноз у его лечащего врача, а уже потом нападать на него. В клиниках редко говорят диагноз больному, словно это какое-то негласное правило, схожее с правилами этикета или наоборот, поддержания дурного тона. Но я правда так устала от всего этого, что.... Нет, это даже не оправдание. Я хотела рассказать ему о том, насколько мне страшно, но даже это я не смогла сделать нормально. Еще бы, рассчитывать на сочувствие и участие после такого начала разговора? Да я просто оптимистка!
Правда, его слова о том, что возможно я захочу уехать из их дома, если с ним вдруг что-нибудь случится. И о том, что наш брак лиш формальность. А еще о том, что мы можем и вовсе не пересекаться, ведь у каждого есть собственная комната... - эти слова так сильно били по каким-то внутренним словно бы больным мозолям, что я не знала, как вообще смогла удержаться от слез. Это стоило мне огромных усилий, поэтому я решила оборвать этот бессмысленный диалог. И обратно я шла по этому парку даже не помня как.
А потом я приехала домой. Не знаю зачем, но я специально вызвала Гинносуке в свой сон. Мне казалось, что если во сне он ведет себя более открыто, то может быть, поговорить удастся хотя бы так. Хотя я сомневаюсь, что все это не порождение какой-то моей особо извращенной фантазии...
Ну да, разговор, конечно же получился. Он оказался просто прекрасным! И это я еще утрирую ситуацию. Нет, разговор несомненно состоялся. Гинносуке даже рассказал о причинах своего частого посещения подобных клиник. Кома. На основе передозировки наркотиков. И это он мне говорил о том, что я не из слишком традиционной семьи? Чем дольше я тут нахожусь, тем больше меня пугает его собственная семья. Не удивительно, что и наши с ним отношения не могут перейти даже в разряд "хорошие знакомые" не говоря уж о "дружеских". А я так хочу стань для него другом. Я хочу, чтобы он доверял мне. И я могла довериться ему. Мне этого так не хватает. У меня же не осталось совершенно никого, и я надеялась, что он сможет заменить мне хоть малую толику этого тепла. Какая же я глупая иногда бываю!
Смешно.
Этот разговор добил меня окончательно. Мне кажется, что Гинносуке не хочет видеть меня в своей жизни. Ну да, он так и сказал: я мешаю ему. Он не знает что со мной делать. А я не знаю, что мне делать с этой ситцацией. Быть может, вариант разрыва отношений с ним и его семьей единственно верный выход в этой ситуации. По моему, именно на это он мне намекал в процессе последних двух разговоров. А может, я слишком превратно поняла его слова...
Странно вот еще что: мне крайне хотелось чтобы хоть кто-нибудь из этих двоих... одного. Я запуталась в этих двух-одном людях-человеке... Но мне определенно хотелось, чтобы он меня обнял. Даже не смотря на мою странную фобию. Наверное, это уже какая-то извращенная форма одиночества и непонимания.
Завтра снова репетиция. Последняя перед предстоящим концертом.... А я выгляжу так, словно только что восстала из могилы. И я абсолютно не могу спать. Наверное, нужно принять ванну. Быть может, это хотя бы немного поможет.


Прослушать или скачать Флер Я уснула в камере пыток бесплатно на Простоплеер

@темы: Аудиоволна, Амано Мидори, "Опять ты?", Записки на манжетах

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Опять ты? или "Призрак который приходит внезапно".

главная