03:39 

Алмо
Мир - просторен, его наполняют удивительные вещи и странные люди.


Альберт Валента. Все становится только хуже...


* * *

Все это становится похоже на какую-то страшную сказку с несчастливым концом. И чем дальше, тем оно только хуже.

Совершенно дурацкая ситуация. Сначала эта аттестация. Какой-то фиктивный рецепт. Как я вообще мог додуматься до этого, особенно в преддверии этой самой аттестации. Не удивительно, что мы ее провалили. Я прямо жду, когда господин Блэквуд вызовет меня к себе на ковер с вопросом что это вообще было. Как будто бы я знаю, что это было?
Гину и правда нужна помощь. Но неужели мне непонятно, что эта помощь одними таблетками не обойдется? Как я вообще до этого додумался? Какая такая сила мной управляла? Нет, я правда перепугался за него. Эта пустая квартира. Сколько он там живет? Пару недель? Ощущение, что только сегодня. Вот, пару часов. Как можно вообще жить в такой квартире?
Ему нужна моя помощь. Но как я могу ему помочь? После того как я написал от него отказ в клинике он не воспринимает меня как своего лечащего врача и не говорит мне абсолютно ничего. Надо бы забрать его к себе и не отпускать не под каким предлогом. Но...

Утром я собирался на работу в каком-то полусонном состоянии. Забыл то и это. И эту дурацкую ключ-карту. Почему она понадобилась мне именно сегодня? Гинносукэ, конечно, согласился ее привезти. Я прямо искренне благодарен ему за это.

Еще чувствую себя в каком-то дурацком сне. Ни на чем не могу сфокусироваться. Наверное, нужно все-таки принять таблетки. Да-да, я знаю что это наркотики. Но... что поделать? По сути, нужно просто лечь уже в клинику и быть может тогда все станет хоть немного лучше. Или просто переждать. В конце-концов мне же не всегда так плохо от всего этого. Наоборот, в большинстве случаев это помогает сохранять мне адекватность.

А потом мне стало плохо. Я даже ничего особенно не помню. Гин говорил что-то о том, что я это не помню. А я даже сейчас не помню о чем он говорил.

Очнулся я в палате. Капельница. Врачи. Эти дурацкие белые стены. Что случилось? Я помню, что мне стало не по себе и Гин заставил меня прилечь на кушетку в кабинете. А что было дальше? Почему я тут? И эти дурацкие перешептывания в коридоре. Ладно, пока мне лучше. Закрыть глаза и ни о чем не думать. Где сейчас Гин? Это он вызвал врачей? Я же просил - не нужно! Хотя, что тут еще поделать.

Сигареты. Мне определенно нужны сигареты. Быть может тогда мысли в моей голове хоть немного улягутся? Но нет, кажется покурить мне сегодня не суждено.

Ко мне пришел сам господин Блэквуд. Расспрашивает о том, что произошло. А что я могу ему сказать? Знаете, я балуюсь наркотиками? Смешно. Хоть и правда. Мне в этом случае пора распрощаться с этой должностью и этим местом. Не терять достоинства. О, это теперь так называется? Ал, ты ведешь себя как полный придурок, не усугубляй ситуацию.

Господин Блэквуд мой дядя. Нет, это просто не укладывается в моей голове. Дядя. Он - один из моей семьи. Не удивительно, отчего ко многим моим, хм, выходкам, относились с некоторой лояльностью. Нет, это безобразие какое-то. Вот почему отец так настойчиво предлагал именно эту клинику, когда я выбирал место работы. Хотел постоянно держать меня под наблюдением? А я как всегда узнаю обо всем в последнюю очередь. Впрочем, все это уже не так важно. Господин Блэквуд решил сообщить все моему отцу? Наверняка, так оно и будет. Да уж, он очень "обрадуется". Главное, постараться не выдать матушку. В конце-концов, не хватало еще и ее утянуть во всю эту заварушку.

А еще, он закрыл меня в палате. Закрыл! Как маленького провинившегося ребенка! Что это вообще? Хорошо, что в угол не поставил. Тоже мне, воспитательные меры.

Нужно позвонить Гинносукэ. Узнать где он и как он. Надеюсь, с ним все в порядке...

* * *

Из клиники меня не выпустили еще в течении ближайшего часа. Далее я решил не ждать и, поступил ну просто гениально! - сбежал. Через окно. Как какой-то воришка или провинившийся в чем-то ученик... С другой стороны - откуда мне знать сколько времени я провел бы в этих четырех стенах? Уж с кем с кем, а с господином Блэквудом я никогда не был знаком очень близко. И, судя по всему, зазря.
Гинносукэ приехал ко мне. Меня это немного успокаивает. А еще, меня успокаивает душ.

К нам в гости приехал господин Блэквуд. Дядя, вам не кажется это невежливым - врываться в чужой дом без приглашения? Хотя, о чем я говорю вообще.
Гинносукэ впустил его в квартиру тогда, когда я был в душе. За шумом воды, я, честно говоря, даже и не услышал ничего. Зато каким было мое удивление, когда дойдя до собственной комнаты я увидел нечто странное. Сказать, что я тогда был удивлен - ничего не сказать.
- Что тут, черт подери происходит?! - я был недостаточно зол. Все, что случилось в последнее время довольно сильно вымотало меня. В том числе эмоционально. И эти невинные глазки этого маленького демона. Этим глазам я готов простить все. И его дурацкую женитьбу, и друзей, про которых он вспоминает раньше чем успеет проснуться... О да, Исида заставляет его жить дальше в то время, как я не могу уделить и часа своего внимания. Черт подери! Но сейчас... вам не кажется, что все это немного.. перебор? И этот маленький дьяволенок еще и получает от этого удовольствие! Вон как глаза блестят! Да черт бы подрал всех вас вместе взятых. Может быть, мне стоило быть менее сдержанным? Но... как я могу поднять на него руку? Или на господина Блэквуда. С каждой минутой, в которые он появляется в моей жизни я начинаю его ненавидеть все больше и больше и, быть может так ... Но нет, это просто побочное действие моей усталости.

Так или иначе, но эта дрянная ситуация закончилась. Господин Блэквуд не слишком понял суть происходящего, впрочем - это не удивительно. Ни к чему было пить чай вместе с Гином... все его способности - они крайне превратно влияют на людей. Но ему, Гинносукэ, определенно стало лучше. Я чувствую это где-то на уровне подсознания и почти не злюсь. Только ревную. Хотя ревность в данном случае - штука бессмысленная. Уж не знаю, в каком из случаев она будет иметь смысл, но порой мне кажется, что этот эгоистичный ребенок и вовсе не воспринимает подобные эмоции в свой адрес всерьез. А если он не воспринимает их всерьез - смысл вообще об этом говорить? В конце-концов я как-нибудь переживу.
Господин Блэквуд, нет, мой дядя сообщил мне невероятно ценную информацию - он сообщит все моему отцу. Вау. Просто удивительно, как я раньше не догадался. Думаете, я буду на коленях умолять не делать этого? Смешно, не иначе. Особенно смешно вести подобные разговоры в подобной атмосфере.

Я устал. Просто устал. Когда я подхожу к окну и курю меня несколько успокаивает этот ментоловый, чуть горький привкус на губах. И вид медленно бегущих мимо облаков. Мы редко замечаем такие мелочи, а меня они порой - успокаивают.
Только Гин скачет рядом как заведенный со своим "у меня получилось! Ты видел, у меня получилось!". А что мне сказать на это? Я рад за тебя? Нет, в какой-то степени я действительно рад, но отчего-то не хочу это принимать вообще.

Боги, как же я устал.

* * *

Гинносукэ забрали в полицию. О нет, только не это. Неужели Блэквуд не смог замять эту ситуацию на уровне клиники?! И его нет уже слишком долго, а он обещал вернуться в скором времени. Нет, надо ехать и забирать его оттуда. Мало ли в каком состоянии он будет тогда, когда его оттуда выпустят?

Все это выглядит как какой-то кошмарный сон. И хочется уже поскорее проснуться. Только вот никакие способы не помогают. Похоже, это и правда происходит на самом деле. Пока ждал Гинносукэ около участка ко мне в руки попала какая-то газетенка. Похоже, этот случай действительно взбодрил общественность - но почему там написан настолько бредовый текст? Что это вообще? Какое отравление?...
Гин тоже несет какую-то полную ахинею о том, что он вивноват во всем и это он подсыпал мне эти гребанные таблетки в стакан с водой. Что? Что за новые фантазии?! Или я уже чего-то не понимаю в этом мире? Он пытается меня защитить, а он вообще думает каким способом?!
В какой-то степени я благодарен ему. Не понимаю только одного: почему эта история выползла на поверхность? Откуда эта информация попала в СМИ?
Хотя, все эти шепотки в клинике - они, похоже, были не зря.

* * *

Кофе. Привычка варить кофе для Гинносукэ у меня перешла в разряд вредной, по моему. Раньше я никогда не варил кофе так часто, обходился просто - автоматической кофеваркой. А сейчас - варить кофе в турке на плите - это сродни особенному ритуалу. Плюс ему это нравится. Мне нравится, когда он наблюдает за мной. Но это все не важно, если так подумать. В свете последних событий.

В ходе довольно печального разговора, в последнее время они у нас как-то довольно плохо клеятся, у Гина появилась довольно странная идея. Попробовать повлиять на Блэквуда через способности Гина. Хм... как это можно делать в процессе разговора? Пригласить его на ужин? Зачем? О чем нам говорить? О том, чтобы он не сообщал все моему отцу? Дурацкая, по сути затея, похожая на попытку спрятать дневник с неудовлетворительной оценкой. Хотя, в этом что-то есть... Быть может, удастся выяснить и еще какую-либо информацию? Хотя бы по факту передачи этого всего в полицию. Наверняка моему... дяде... не слишком нужна огласка.

Но... Боги, зачем мне все это? Дурацкая ревность? Нет, Ал, ты и правда полный придурок. "Покажи мне, как ты это делаешь..." Звучит как полное извращение. Гинносукэ, наверное, подумал то же самое. И зачем я вообще настаиваю на этом?
Почему он согласился? У него же на лице написано - он не хочет. Но нет, он согласился. А отказываться теперь уже признак слабости. Быть может, в этом нет ничего страшного? В конце-концов, в тот самый, первый раз я смог устоять и все это не превратилось в очередную трагедию... Хотя, мне кажется, что все это звучит не слишком убедительно.
Сегодня вечером. В чайной. Все это - просто чайная церемония и ничего больше. Может быть, у Гина хватит сил на то, чтобы провести это в наиболее мягкой форме? Или у меня хватит ума сделать хоть что-нибудь так, чтобы все это не обратилось ужасом. На что я вообще надеялся. Придурок!

* * *

Чайная церемония. Чайная - довольно уютна. Маленькая комнатка, полутьма. Эти странные отзвуки - они и правда магические. Вводят в определенный транс. Мне нравится эта идея. Поначалу. Она несет за собой капельку спокойствия и некого... понимания. Четко отточенные движения. У него красивые руки, я люблю наблюдать за ними. И эта атмосфера - сплетение ароматов, вдохов и выдохов, отзвуков, теней и полутонов, она какая-то безумно интимно-близкая. Он передает мне чашку, мягко обхватывает ладонями мои руки...
И на этом стоило остановиться.
Но дальше все становится намного хуже.
Нет, это просто какой-то кошмар!
Образы. Они предстают перед моими глазами и хочется навсегда затеряться в этих образах. Я не слишком понимаю, мои это желания или его. В конце-концов я довольно сильно чувствую его состояние, быть может потому и происходит вся эта фигня в нашей жизни.
Лестница. Как веревочная, но похожая на обычную. Она раскачивается под порывами ветра и так и просит сделать шаг. Ступить на ступеньку, а уж куда она заведет.. в небо, или наоборот, в бездну.
Я хочу, чтобы он был рядом. Я хочу, чтобы он крепко держал меня за руку. И не отпускал. Никогда.
Но он. Он никогда не хватается за мою раскрытую ладонь.
Будто бы мы чужие. Совсем не знакомые друг другу люди.
Если это единственный шанс... так почему бы не поступить именно так?
Ал, чем ты вообще думал?!
Но почему-то даже сейчас вся эта ситуация не вызывает у меня ... отторжения?
Он говорит что-то про то, что нам должно хватить. Какой-то порошок. Я высыпаю его в чайник. Сам. Нет, это не он меня заставил, как он утверждает. Я сделал это полностью самостоятельно. И это был почти осознанный шаг.
Да на самом деле все не так! Чем я вообще думал, когда делал этот осознанный шаг? Тем, что хуже уже некуда? Мне уже давно пора самому в клинику. Как в таком состоянии я могу помочь своим пациентам?!
Но почему воспоминания об этом случае вызывает у меня лишь легкое сожаление о не свершенном?
В какой-то момент я запаниковал: отец, дядя, мать... долг. Работа. Родные. Они не переживут этого. Я единственный наследник в семье. А отец и мать... они уже не так сильно близки, чтобы вырастить еще одного ребенка. Почему они не так близки? Почему рано или поздно доверие между людьми, каким бы крепким оно не было, теряет силу? Куда уходит вся эта безрассудная любовь?...
Он говорит что-то о том, что можно забыть о долге. Забыть обо всех. Все просто. Маленький ритуал и больше ничего не будет волновать. И мне так хочется ему довериться. Хотя бы сейчас. Хотя бы затем, чтобы это доверие никуда не ушло.
Мне немного больно и я морщусь, когда он тянет меня за волосы. А потом... потом и правда становится легче.
Я пью этот самый чай. Терпкий, немного горький привкус на губах и сладкий поцелуй.
Давай шагнем в эту бездну вместе. Он так держит меня за руку, так крепко, будто боится, что я исчезну. И на какой-то момент я чувствую себя немного счастливым...


А потом я словно очнулся. Проснулся. И снова запаниковал. Я не понимал что происходит. И Гин сказал, что я слишком хорошо себя чувствую, а он умирает. Нет, я не мог допустить, чтобы он умер на моих руках. Он не Роберт. Я так хотел умереть тогда. С ним. Вместе. Но я выжил. Зачем мне повторение всего этого?
Я допиваю чай. Ни капли ему больше. Пусть если кто и выживет, то это будет он. А лучше, если не выживет никто.
Я вызвал скорую. Зачем?
Наверное, тогда я поторопился. Хотя, все это звучит как абсолютный бред.


* * *

А потом я вновь очнулся в клинике. В какой-то момент мне казалось, что все это - просто очередной кошмарный сон. Сейчас ко мне войдет господин Блэквуд и снова запрет меня в палате. Я испытаю чувство легкого дежа-вю и даже не буду сбегать так, как сделал это в первый раз.
Но эта палата совсем иная.
Не такая, как была та.
И господин Блэквуд не пришел.
Зато пришла какая-то медсестричка. Поменяла мне капельницу и через чур вежливо откланялась. На все мои вопросы о состоянии Гинносукэ лишь развела руками и сказала, что он еще не очнулся.
Не очнулся.
Занавес.
Почему тогда я до сих пор жив?!

После меня перевели в общую палату. Двухместную. Я сидел на кровати и смотрел в окно. Дико хочу курить. И эта дурацкая метелка на голове вместо волос.
В какой-то момент я даже боялся их касаться. Так, словно это не просто обрезанные волосы, а просто зияющие раны.
Ритуальное убийство...

Потом привели Гинносукэ. Я был рад его видеть. Видеть, что он жив. Хотя, порой мне кажется, что все это до сих пор мне снится. Это все - просто очень длинный дурной сон.
Мы не успели поговорить. К нам в палату пришел господин Блэквуд. Ну да, не удивительно. Кого мы еще могли ждать?
Он меня немного шокировал. Всегда такой строгий. А тут - сел на подоконник. Курит. Я ни разу не видел, чтобы он курил. Но... сигареты.
Сигареты спасли меня, кажется, на ближайшие десять минут.
Сначала мне сообщили про суд. И про то, какой линии должен буду придерживаться я. Отрицать всяческую личную связь между мной и моим пациентом и говорить о том, что это он виноват в случившемся.
Это похоже на предательство. Он не простит мне этого.
Я не прощу себе этого.
Но у меня не остается выбора. Меня загнали в клетку со всех сторон.
В конце-концов мне сообщили лишь то, что сюда летит мой отец.
Н-да. Ну и разговорчик мне предстоит...

Гинносукэ говорит что-то о том, что это он виноват во всей этой ситуации. Мне сложно вспомнить хоть одно слово из нашего диалога... кроме одного: не подходи ко мне больше. Так всем будет лучше.
Не подходить?
Я не понимаю всего этого. Почему?
Мы... я и он - можем справиться вместе.
Но ему никогда не нужна была моя раскрытая ладонь.
А сейчас я утянул его за собой в какую-то особенную пропасть...

* * *

Сначала со мной пообщалась матушка. Я рад, что смог увидеть ее до встречи с отцом. В конце-концов ей я могу рассказать всю правду. Хотя бы касательно того, первого случая. Я сам виноват в случившемся. Банальная передозировка по невнимательности. Она сможет это понять. Я знаю. И она это понимает.
Говорит, что все будет хорошо.
А мне с каждой секундой кажется, что хорошо быть не может уже никогда.

Разговор с отцом тоже прошел на довольно пониженных тонах. В конце-концов это верно. Я вел себя как подросток в пубернатный период. "Ты хотя бы сейчас смог уделить мне внимание!". Ну да. Гениально.
Я разочаровал его. Я не стою звания его сына. Я уже ничего не могу.
В конце концов к тридцати годам я мог бы добиться хотя бы чего-то.
А вместо этого со мной проводят воспитательные беседы.
Как же я устал от всего этого. Наверное, скорая - и правда было несколько самонадеянно.
Запреты. Ограничения. Испытательный срок.
Чувство, как у нашкодившего котенка, которого избили веником.
И эти волосы. Отец не мог не обострить на этом свое внимание... Да и мать тоже, но она ничего не сказала по этому поводу. Но я то видел ее взгляд!
Я не мог так разочаровать его. И я никогда не смогу добиться того, чего добился он. Я даже не смогу быть похожим на его тень.
Тогда к чему все это? Весь этот испытательный срок?
Я. Просто. Устал.

* * *

Спустя несколько дней был суд. Я плохо помню все, что на нем было. Какие-то спутанные показания. Я пытался хоть как-то его оправдать, согласно заранее обговоренному плану. Но после того, как он дал показания по первому случаю я абсолютно забыл все то, что хотел сказать по второму. И в итоге вообще получился какой-то бред.
И его признание. Почти чистосердечное.

Приговор добил меня окончательно. Ни я, ни Блэквуд не ожидали подобного. И далее все как в тумане.
Хотя, если быть честным, то как в тумане вообще все последние несколько дней. Что я делал? Ел? Пил? Спал? Говорил с кем-то? Или ничего этого не было?
А потом ко мне пришло одно единственное решение: я должен вытащить его оттуда. Чего бы мне это не стоило.
Там говорили что то про аппеляцию? Обжаловать в вышестоящем суде?
И всего три дня.
Я поймал его на улице. Гинносукэ, мой милый, Гин, что же ты делаешь? Зачем же ты это делаешь?
А он тверидит одно: "Я виноват. Я хочу искупить свою вину. Не подходи ко мне."
И... "какая же у тебя дурацкая стрижка"...
Дурацкие словечки, которые бьют почти по настоящему. По самому больному.
Мы... расстались? И в это также не верится.
Ладно. Думать обо всем позже. Не сейчас. Сейчас я больше не могу.

* * *

Я нашел первый попавшийся бар.
Какой это стакан виски? Пятый? Шестой? Седьмой? Мир расплывается перед глазами, а мне только это и нужно.
Какой-то шумный парнишка орет на весь бар. И это отдает по вискам.
Гин? Это ты, или мне все это кажется в пьяном бреду?
Какие-то странные объятия. Он опять от меня отдаляется а я не могу это перетерпеть.
Какое-то идиотское соревнование. Куча шотов. На скорость.
Кажется мы подрались? С кем?
Исида?
Это тот самый друг?
Да-да! У меня дурацкая стрижка. И вообще я европеец и не достоин вашего общества!
Такси. Кажется, мы слишком шумные.
Впрочем, все это неважно...

* * *

продолжение следует блин... (об Исиде. И еще о разговоре в кафе. Надо-надо-надо это написать О_о

А еще надо-надо-надо разговор Мидори и Исиды. Т_Т)











запись создана: 12.09.2014 в 03:30

@темы: Альберт Валента, "Опять ты?", Записки на манжетах

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Опять ты? или "Призрак который приходит внезапно".

главная